К вопросу о переходе иудеев в православие в дореволюционной России

Религиозный вопрос в традиционных обществах играл важное значение во всех сферах жизни. Особенно обострённо воспринимались случаи смены вероисповедания бывшими «своими», ставшими «чужими». В статье затрагиваются причины, обстоятельства перехода евреев в православие и реакция на них еврейского населения.

Ключевые слова: евреи, иудеи, православие, кантонисты, рекруты, смена вероисповедания, Кицур Шульхан Арух.

В европейских странах евреи в основном принимали христианство из-за угрозы изгнания или смерти. Значительная их часть, став христианами, продолжала исповедовать иудаизм. Они имели тайные синагоги, соблюдали мицвот и шаббат, постились и молились в ом Кипур, праздновали Песах и другие иудейские праздники. Евреев, насильно обращённых в христианство, соотечественники называли анусим, на официальном языке в Испании их называли конверсос (обращённые), в разговорном – марранос (свиньи). Такое поведение крестившихся евреев обрекало их на гонения со стороны Римской церкви, порождало недоверие христианского населения1.

В российской империи, в составе которой после разделов Польши оказалось еврейское население, ему не грозили ни изгнание, ни смертная казнь, но часть евреев продолжала креститься. Самым массовым каналом крещения стали школы кантонистов.

С распространением в 1827 г. рекрутской повинности на еврейское население еврейских мальчиков, достигших 12 лет, отрывали от семей и отправляли в школы кантонистов, где они, как и дети солдат, начинали подготовку к будущей службе. Оторванные от родного дома, несчастные еврейские дети поступали на конвейер. Иногда ретивые отцы-командиры окрещивали мальчиков-кантонистов раньше, чем они прибывали на место, где крещение проходило ещё более «успешно». Инициаторами этого выступали не только военные и гражданские чиновники, распоряжавшиеся судьбами еврейских детей, но и их жёны. В 1857 г. в Св. Синод поступила информация о том, что кунгурский военный судья, коллежский асессор Верещагин и жена надворного советника, старшего лекаря

Пермских батальонов военных кантонистов Елизавета Хвостова «убеждением своим и восприятием из купели содействовали обращению в разное время в православие» 105 батальонных кантонистов-евреев2.

Были и великосветские патронессы – Е. Васильчикова, Т. Потёмкина и другие. Неумеренное миссионерское рвение, проявляемое этими уважаемыми дамами, иногда приводило к противоположным их ожиданиям результатам. Н. С. Лесков описывает подобный случай в рассказе «Владычный суд», написанном на основе реальных событий. В нём речь о том, как 22-летний еврей согласился за деньги заменить собой в качестве рекрута маленького ребёнка. Но затем воспользовался законом, запрещавшим заменять рекрута-иудея христианином, и, заручившись поддержкой светских покровительниц, укрылся за стенами монастыря для принятия крещения. Таким образом, изворотливый мошенник посмеялся над несчастным отцом ребёнка, продавшего дом, чтобы заплатить ему деньги, верой и законом. Лишь слово Киевского митрополита Филарета (Амфитеатрова) восстановило справедливость и вернуло ребёнка несчастному отцу3.

В 1847–1854 гг., во время наибольшего набора евреев в кантонисты, они составили в их массе 2,4 %, примерно столько, сколько составляла их доля в составе населения страны4. Крестились далеко не все. С 1827 по 1840 г. из 10383 евреев, прошедших через кантонистские батальоны и распределённых в войска, православие приняли 38,5 %, а 61,5 % сохранили верность религии предков5. Это говорит не только о преданности иудаизму большей части еврейских мальчиков и юношей, но и о том, что насильственная – под административным давлением – христианизация в отношении их не осуществлялась.

В 1857 г. практику набора евреев в школы кантонистов прекратили. В 1856 г. в России было крещено 1092 еврея, из которых более 80 % составляли мужчины6. Основная часть крещений была отмечена в елоруссии, Украине и Поволжье. Учитывая этот факт и удельный вес евреев среди всего населения (в 1870 г. он составлял в губерниях Царства Польского 13,4 %, на Кавказе – 0,5 %, в Европейской России – 0,3 %, Сибири – 0,3 %), можно сделать вывод, что большинство переходов из иудаизма в православие было зафиксировано в регионах со стойкими православными традициями и повышенным удельным весом еврейского населения по сравнению со средним по России. Учитывая половой состав крестившихся и вышеизложенные факты, очевиден вывод, что большинство крестившихся евреев составляли несчастные мальчики-кантонисты. Насколько добровольным или принудительным был характер смены вероисповедания, позволяют судить следующие факты.

В 1859 г. 53 кантониста из евреев киевского внутреннего гарнизонного батальона подали жалобу императору на то, что «бывшее начальство силою заставило принять православие. Они же, не понимая русского языка и основ христианства, продолжали исповедовать иудаизм». Разбирательство выявило справедливость жалобы. Один из опрошенных показал, что «бывал у исповеди и святого причастия без всякого душевного сознания, а по принуждению». Другой сказал, что его к крещению принуждал унтер-офицер Демидов: бил по рукам линейкой и палкой, оставлял подолгу стоять на коленях. Крестился в числе многих других, которых священник в церкви окропил водой, и на этом обряд крещения завершился. Третий заявил, что и его принуждал креститься ефрейтор из выкрестов. При этом не мог вспомнить ни его фамилию, ни в какой церкви совершалось крещение, ничего не мог рассказать и об обряде. Четвёртый сообщил, что и его «принуждал креститься капральный кантонист из христиан Зилинский, бил его линейкою по рукам, а иногда оставлял и без обеда, у законоучителя никогда не бывал, никаких молитв христианских не знает, никто его не учил, как их познать; умеет только рукою перекреститься». Всего капрал набрал для крещения около 100 человек7.

То есть налицо примеры насильственного принуждения смены вероисповедания, которые носили массовый характер. Но наиболее стойкие и выносливые переносили не только указанные, но и более жестокие меры физического воздействия. Ещё один опрошенный заявил, что его принуждали к крещению дважды, но он выдержал по 25 ударов розгами, «крещён никогда не был, никаких молитв христианских не учил и не знает, у исповеди и святого причастия никогда не бывал и упорно на допросе комиссии отвечал, что он несправедливо записан в числе выкрестов».

С другой стороны, нужно признать, что в школах кантонистов были и случаи добровольного перехода в православие. Так, один из кантонистов показал, что «по собственному своему призванию восприял святое крещение, и с того времени у исповеди и причастия ежегодно бывает, никогда и никому не объявлял жалобы на насильственное будто бы обращение в православие и не знает, по какому поводу записан в числе выкрестов, отрекающихся от православия»8.

По мнению еврейского автора, крестившиеся во время службы в армии, «чаще всего мстили своим соплеменникам» за сдачу в рекруты9.

Часть евреев в 1830–40-е гг. меняло веру предков на православную из стремления приобщиться к русской культуре. Цви-Гирш Гринбаум из Дубно подвергался преследованиям со стороны своих соотечественников за стремление к новому образованию. Тогда он бежал в Киев, принял православие, окончил Киевский университет, стал учителем и цензором еврейских книг. В 1843 г. в письме он объяснял своё решение стать христианином: «Зовут меня теперь Владимир Фёдоров. Дело моё – дело ожие; занимаюсь наукой, а мой народ – великий, могучий и грозный русский народ <…> я еврей от рождения, а это – грех наследственный, прирождённый». Когда после окончания гимназии ему не удалось получить подходящей должности на государственной службе, решил «оставить униженную нацию, которая не имеет своей доли в благах временного мира, и не будет её иметь в благе вечном, ибо дела её очень дурны <…> Пойду и вступлю в круг людей, у которых власть и сила, слава и блеск здесь на земле, а в грядущем – бесконечный мир, полный блаженства и вечного счастья. Решил – и стал готовиться к этому почётному состоянию, и очистился. И слава огу! Он не оставил меня своей милостью <…> Дай же мне, оже, чистое сердце и ясный дух, чтобы я мог любить всех людей, любить истинного ога в трёх лицах, а также любить и евреев <…> И по правде скажи мне: разве и после смерти не постигнут евреев вечные муки, если так легко было избавиться от ада, если одной только верой они могли добиться приятной и вечной жизни, а они продолжают упорствовать в ненависти и призрении к ней (христианской вере)! Сами они виноваты, а на нас им нечего пенять; я свою душу спас…»10

В еврейском восприятии это письмо – «типичная исповедь интеллигентного выкреста того времени – яркая смесь трагизма и цинизма. Новообращённый до сих пор одержим гневом против еврейского народа и его ога»11.

В 1861 г. подход к крещению евреев, мусульман и язычников был пересмотрен. Вопервых, детей, не достигших 14 лет, разрешалось крестить только с согласия родителей или опекунов, заявленного письменно. Во-вторых, можно было крестить с 14 лет без согласия последних, «если будет с совершенною достоверностью приведено в известность, что сами обращающиеся желают и требуют присоединения к церкви православной, и что они имеют достаточные сведения в догматах и учении»12. На основании этого пункта жалобы евреев на «похищение» детей, достигших четырнадцатилетнего возраста, с целью их крещения не удовлетворялись13. В-третьих, не достигшие гражданского совершеннолетия (21 года) готовились к крещению 6 месяцев, остальные – в течение 40 дней. Но и срок в полгода не являлся непреложным правилом: следовало принимать во внимание познания и степень убежденности в православии. В-четвёртых, над серьёзно больными, если они находились в сознательном состоянии, крещение совершалось немедленно по их волеизъявлению. Если же человек выздоравливал, то его поручали благонадёжному духовному лицу для наставления и назидания в вере. В случае если новокрещеные переселялись в населённые пункты, где проживали православные, им выдавалось из казны: евреям обоего пола от 15 до 30 рублей серебром, детям – половина суммы; калмыкам «простолюдинам» семейным – 15 рублей, холостым – 8 рублей14.

Возвращение в иудаизм из «навязанного» и «неосознанного» православия вполне понятны и оправданны. Неграмотный мещанин Василий Галинский указывал в прошении «…покорнейше прошу принять во внимание, что я и жена были евреями и около трёх лет [назад. – Авт.] приняли православие, в религию и догматы которого мы не посвящены, её не знаем, нас к ней никто не обучал, и мы в душе по религиозным понятиям оставались евреями»15.

Но встречались и другие случаи. Еврей Лозновецкий принял 10.08.1890 г. крещение в Софийском соборе Киева в надежде, что это поможет ему получить какое-либо место на службе. Но дело не выгорело, и он, пробыв в Киеве три дня, возвратился в Житомир, стал открыто исповедовать иудаизм, вступил в брак с иудейкой. На увещание священника вернуться в православие ответил отказом, по причине отсутствия средств к существованию16. Видимо, следовало понимать так, что если бы место на службе ему было предоставлено, то он был бы готов продлить своё пребывание в православии на срок более трёх дней.

Шлем Срулевич Шварцман пожаловался в Киевскую духовную консисторию на сына Цаля, который, взломав комод отца, украл три золотых кольца, одежду и медную посуду. В ту же ночь с помощью крестьян он сорвал замок в кузницу, из которой похитил инструмент и металлические изделия на сумму 99 рублей. Мелкими кражами Цаль занимался и раньше, но отец не доводил дела до суда. Но на этот раз обратился к мировому судье. Когда его сын узнал об этом, то изъявил желание принять крещение17. Дело в том, что по закону иноверцы, принявшие православие, освобождались от наказания за мелкие кражи, ссоры, драки…18 Священник Киевского собора, узнав об обстоятельствах, отказал младшему Шварцману в крещении. Тогда он со своими сообщниками, видимо, в качестве поручителей стал разъезжать по губернии в поисках возможности крещения19.

«Малосовестные люди», бросавшиеся к православию по любому поводу, по наблюдениям Н. С. Лескова, выходили и были продуктом «той неизменной среды еврейских обществ, которая больше всех терпит и страдает от ужасной кагальной неправды жидовских обществ. Нигде не находя защиты от царящей здесь деморализации, эти люди сами деморализуются до того, что по местному выражению меняют веру, як цыган коняку»20.

Существовал ещё один мотив принятия евреем христианства. Согласно религиозно-этическим нормам иудея, смена веры не только возможна, а даже приветствуется в том случае, если нужно обмануть врага и для пользы евреев. За время пребывания в европейских странах евреи выработали принцип, который передавался от отца к сыну: «Чти Христа устами, а Иегову сердцем; будь христианином явно, а иудеем – тайно»21.

В годы царствования Николая  один человек в компании единоверцев предлагал полушутя следующий способ достижения улучшения положения евреев, связанный со сменой вероисповедания: «Я выписал бы из Воложина несколько десятков ешиботников с хорошо отшлифованными мозгами, и предложил бы им принести себя в жертву на алтарь еврейского равноправия: подрезать свои пейсы и капоты, засесть за общеобразовательные предметы, поступить в гимназии, потом в университеты, а по окончании их – на государственную службу, предварительно перекрестившись и пригласив непременно крестными влиятельных бар, любящих спасать еврейские души. И воложинцы, вооружённые знаниями, хорошими мозгами и солидными протекциями, быстрее других поднимутся вверх по служебной лестнице. Они-то, рассевшись по канцеляриям, извлекут из-под зелёного сукна наши права»22.

Подрядчик Иосиф Николаевич Сорин, по словам знавшего его человека, из-за какихто «непреодолимых преград» вынужден был «изменить вере отцов, но он остался евреем до мозга костей». Своих детей этот христианин воспитывал «как всякий правоверный еврей, и был крайне потрясён, когда одна из его дочерей, влюбившись в христианина, приняла новую веру… «У меня несчастие <…> дочь крестится». На свои средства он издавал книги в защиту евреев23.

Сын киевского банкира Л. А. Куперник влюбился в дочь актёра М. С. Щепкина. Отцу отправил телеграмму, в которой сообщил о важных изменениях в своей жизни: «Влюбился. Крестился. Женился». удучи адвокатом, он постоянно принимал участие в процессах по делам об еврейских погромах. Участвовал и в работе суда в Кутаиси, рассматривавшего дело по обвинению евреев в ритуальном убийстве. Естественно, в этих делах он защищал своих соотечественников. Поэтому его знакомый «немало удивился», когда он, показывая ему достопримечательности Киева, водил его по старым церквям, прикладывался к древним иконам и всюду ставил свечи. Правда, добавлял он, незадолго до своей смерти в 1905 г. Л. А. Куперник, «как мне говорили, собирался вернуться в еврейство, пользуясь провозглашённою тогда свободой совести»24.

Журналист Никандр Васильевич Зусман помогал устраивать еврейскую молодёжь в университеты. Для редактора газеты «Русский еврей» Рабиновича выхлопотал личное почётное гражданство. «Зусман уверял меня, – писал его приятель, – что он старается действовать на великих мира сего в благоприятном для евреев смысле и обращает в свою веру министра народного просвещения И. Д. Делянова, который раньше обратил его в свою православную веру». В 1876 г. Зусман уехал на алканы и вступил добровольцем в сербские части, женился на сербке и отправлял материалы в Россию для газеты «Голос». Хорошо знавшему его А. Е. Кауфману запомнился следующий эпизод. Как-то в ресторане он выпил залпом большой бокал водки, предварительно перекрестив рот. «Вас, быть может, удивляет, – заметил Зусман, – что я после нашей беседы на еврейско-богословские темы перекрестил рот? А дело, видите ли, вот в чём: я похож несколько на еврея, и мне не хотелось бы, чтобы окружающие думали, что и евреи стали пить водку стаканами»25.

Такие случаи переходов в христианство самими евреями не только не осуждались, но и одобрялись. А вот к отступникам, сменившим веру по внутренним убеждениям, было совершенно иное отношение.

В 1845 г. пятеро евреев из Житомира пожаловались, что были отданы в рекруты вне очереди за то, что приняли решение о принятии православия. Кагальные же старшины утверждали, что они были отданы вне очереди «за праздную жизнь, бродяжничество и маловажные кражи», что подтвердили двенадцать присяжных, не участвовавших в составлении приговора26.

Узнав о предстоящем крещении еврейки Хии Вейц, иудеи местечка оремля подошли к дому священника и церкви, требуя её выдачи. Но силами подоспевших крестьян, двух полицейских урядников и нижних чинов пограничного отряда толпа евреев была оттеснена, и крещение состоялось27.

В местечке Златополь толпа напала на выкрещенную из иудаизма Надежду Проскурову, которую избивали, порицая при этом православие28.

Голда ромберг, принявшая в крещении имя Александра, вышла замуж за крестьянина села ережинец Ивана Вчуна. После этого её муж и тесть подверглись избиению со стороны евреев, а Александра, прибывшая на богомолье в Почаевскую Успенскую лавру, пропала. Как выяснилось впоследствии, на базаре Почаева её схватили евреи и увезли в роды, где склоняли к возвращению в иудаизм, но ей удалось сбежать29.

Восемнадцатилетняя еврейка, приняв православие, вышла замуж за крестьянина. Во время иудейских праздников в начале сентября она исчезла. Вскоре было обнаружено тело молодой женщины. Подозреваемые в убийстве евреи скрылись30.

В местечке Вишневец был обнаружен труп еврейского мальчика Абрама, принявшего православие под именем Андрея Гаруна. Полицией и следствием было установлено, что он убит своими родственниками. Главным подстрекателем к убийству посчитали раввина Иоса Ингерлейба, который до суда был отдан на поруки двадцати семи жителям Вишневца, внесшим за него залог 8 тыс. рублей. Тем не менее, раввин отъехал сначала в Теофиполь, а потом в Австро-Венгрию, где и умер. Поручители заявили, что ничего об этом не знали, и просили освободить их от имущественной ответственности. Обвиняемые в убийстве родственники мальчика были приговорены к каторге31.

Прокурор Одесской судебной палаты по делу об убийстве дочери еврея ризанта Доминикии ондарчуковой установил, что женщина была задушена руками. Корыстные цели преступления отсутствовали. Все знавшие её не могли объяснить мотивы убийства ничем иным, как фанатической ненавистью и местью евреев за принятие православие и брак с христианином. Причём косвенные улики указывали на отца погибшей как на заказчика и организатора убийства32.

Подобные действия свидетельствуют о том, что часть евреев буквально соблюдала предписания иудейской религии. 4-й параграф 201-й главы Кицур Шульхан Арух гласит: «Все, кто оставляет пути общины <…> а также меняющие веру, предатели и те, кто отрицает Тору, – когда такие люди умирают, по ним не соблюдают траура, а наоборот, их братья и остальные родственники надевают белое, закутываются в белое, едят, пьют и радуются тому, что уничтожили человека, ненавидящего Всевышнего, и о них говорит Писание: “Вот, ненавидящих тебя, оже, буду я ненавидеть”; и ещё сказано: “А при уничтожении злодеев – веселье”»33.

Поскольку приведённые факты в прессе не освещались, то можно сделать вывод, что власти не хотели разжигания ненависти между христианами и иудеями.

Если допустить, что основная часть переходов из иудаизма в православие совершалась под принуждением, то тогда после отмены школ кантонистов количество таких переходов должно было значительно сократиться. А после введения свободы вероисповедания в 1905 г. значительная часть евреев, вынужденно принимавшая христианство, должна была бы вернуться в иудаизм. Однако когда практика призыва несчастных еврейских мальчиков уже канула в Лету, количество перешедших в православие евреев не только не сократилось, но и возросло. Если в 1856 г. было крещено 1092 еврея, то в 1914 г. – 137834. Напомним, что в стране с 1905 г. действовал закон о свободе вероисповедания. Количество крестившихся в 1914 г. иудеев составило 7,3 % от всех новообращённых из трёх старообрядческих течений, семнадцати сект, восьми христианских инославных исповеданий и шести иноверных и языческих. Таким образом, доля крестившихся евреев была выше их удельного веса среди населения и непропорционально высокой в отношении представителей других религий, религиозных течений и сект.

Объяснение этого факта подсказывает распределение крестившихся по епархиям и последующее проецирование епархиальных границ на экономическое районирование России. В Екатеринославской от общего числа новообращённых евреи составили 42,7 % (158 из 370 человек), в Московской – 26,6 % (130 из 488), Санкт-Петербургской – 25,7 % (194 из 756). В целом же на три эти епархии приходилось35 % крестившихся иудеев. Понятно, что здесь крестились не местечковые евреи. Высокие показатели крещений приходились на районы повышенной экономической активности (Южный, Центральный, СевероЗападный), которые притягивали деловых людей, в том числе и предпринимателей из еврейской среды. Последним переход в православие облегчал ведение дел и давал дополнительные гарантии защиты и успеха в бизнесе.

Стремление евреев натурализоваться ради личной выгоды, ассимилироваться в русскоязычной среде осуждалось соплеменниками. В статье «Об уходящих. (К еврейскому обществу)» (без даты и авторства) говорилось: «В некоторых интеллигентных и полуинтеллигентных кругах нашего общества участились ныне случаи формального отречения от еврейства путём перехода – почти всегда без внутреннего убеждения – в одну из религий, принадлежность к которой не сопряжена с лишением гражданских прав <…> Уходящие от нас часто не осознают, что этот шаг фатально приведёт их и их потомков в другой лагерь, где стон народа-мученика часто заглушается кликами ликующих, обагряющих руки в крови…

Еврей, перешедший в другую религию <…> переходит в другой народ. Кто отрёкся от своей нации, заслуживает того, чтобы нация от него отреклась…

Мы говорим готовящимся уйти: Вы стоите на пороге измены. Остановитесь, подумайте!.. Вы приобретёте гражданские права и личные выгоды, но вы навсегда лишитесь великой исторической привилегии принадлежать к нации духовных героев и мучеников, к нации, продолжающей усердно бороться за своё существование, за будущее, достойное её великого прошлого…»35.

Примечания

1 Дубнов, С. М. История евреев в Европе от начала их поселения до конца XVIII века : в 4 т. М. : Мосты культуры – Гешарим, 2003; Джонсон, П. История евреев. М. : Вече, 2006; Стоу, К. Отчуждённое меньшинство. М. ; Иерусалим, 2007.

2 Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 796. Оп. 138. Д. 655. Л. 1–1 об.

3 Лесков, Н. С. Собр. соч. : в 12 т. Т. 12.

4 Солженицын, А. И. Двести лет вместе. М. : Рус. путь, 2001. С. 103.

5 Петровский-Штерн, . Евреи в русской армии : 1827–1914. М. : НЛО, 2003. С. 125.

6 РГИА. Ф. 796. Оп. 138. Д. 2475. Л. 2–169. Данные охватывают 48 епархий, придворное ведомство, отдельные гвардейский и Кавказский корпуса.

7 Центральный государственный исторический архив Украины (далее – ЦГИАУ). Ф. 279. Оп. 1. Д. 101. Л. 2, 30–31 об.

8 Там же. Л. 31 об.

9 Кауфман, А. Е. За много лет. Отрывки воспоминаний старого журналиста // Еврейс. старина. 1913. Т. VI. С. 335.

10 Из переписки А. . Готлобера // Еврейс. старина. 1910. Т. III, No 3. С. 411, 417, 418.

11 Там же. С. 412.

12 ЦГИАУ. Ф. 127. Оп. 1023. Д. 140. Л. 1 об.

13 ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 43. Д. 330.

14 Указ из Св. Синода. 1861 г. ЦГИАУ. Ф. 127. Оп. 1023. Д. 140. Л. 1 об.–2; Указ из Сената. 1862 г. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 770. Д. 143.

15 1905 г. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 445. Д. 333. Л.1об.

16 ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 626. Д. 272. Л. 2 об.

17 1894. г. м. Златополь, Чигиринский уезд Киевской губернии. ЦГИАУ. Ф. 127. Оп. 1023. Д. 501. Л. 1–1 об.

18 Свод Законов. Т. XV. Ст. 152.

19 ЦГИАУ. Ф. 127. Оп. 1023. Д. 501. Л. 1 об.

20 Лесков, Н.С. Собр. соч.: в 12 т. Т. 12. С. 281.

21 Дубнов, С. М. История евреев в Европе… С. 130.

22 Кауфман, А. Е. Указ. соч. С. 336.

23 Там же. С. 336.

24 Там же. С. 339.

25 Там же. С. 338.

26 ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 78. Д. 266. Л. 13.

27 1892 г. Дубенский уезд Волынской губернии. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 622. Д. 4. Л. 42–42 об.

28 1872 г. Чигиринский уезд Киевской губернии. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 51. Д. 230. Л. 2.

29 1870 г. Острожский уезд Волынской губернии. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 49. Д. 304. Л. 2, 4.

30 1871 г. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 50. Д. 5. Л. 173– 173 об.

31 1879 г. Кременецкий уезд Волынской губернии. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 521. Д. 53. Л. 4–5 об.

32 1885 г. ЦГИАУ. Ф. 442. Оп. 538. Д. 18. Л. 2–3.

33 Ганцфрид, Ш. Кицур Шульхан Арух. С приложением заповедей, действующих в земле Израиля, с краткими примечаниями на основе Мишна рура к тем местам, где его мнение расходится с мнением автора Кицур Шульхан Арух. М., 1999.

34 Всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода за 1914 г. Пг., 1916. Прил. 34–37.

35 ЦГИАУ. Ф. 995. Оп. 1. Д. 58. Л. 1–2.

Источник: cyberleninka.ru

comments powered by HyperComments